Академия наук СССР, отделение истории.
"400 лет русского книгопечатания".
Издательство "Наука", Москва 1964 г.
Оцифровка и корректура: Игорь В.Капустин



Город Львов, столица Западной Украины -- старинный и богатый центр с населением смешанного состава с активной и Самостоятельной общественностью. Начало работы Ивана Федорова на Украине именно здесь - естественно, как и то, что во Львове его дело получило продолжение и развитие. После смерти Ивана Федорова часть его типографского оборудования перешла в руки Сачко Сеньковича и Сенько Корунки. Они пытались заняться книгопечатанием (в источниках их именуют "друкарями"), однако вскоре продали шрифты и оборудование виленскому печатнику Кузьме Ма-моничу1. Другая часть оборудования Федорова, оставшаяся во Львове, была выкуплена членами львовского братства из рук ростовщиков, к которым имущество первопечатника попало в качестве залога. Позже путем сделки между кредиторами Федорова права на всю типографию перешли к одному из них, у которого уже "усе варс-таты" были куплены "панами мещанами" (т. е. горожанами) "за тую ж суму, яко и заведены были, за полторы тысячи золотых" 2.
Мероприятия Львовских горожан по выкупу типографии Федорова были связаны с "реформой" их общественно-политической организации - львовского успенского братства. (Хотя братство по составу и характеру деятельности было светской организацией горожан, стремившихся подчинить себе также и духовенство. С 1589 г. братство стало называться "Ставропигийским", т. е. не подлежащим власти местного епископа.) Первый документ о выкупе типографии Федорова -- это послание львовского епископа Гедеона Балабана 8 ноября 1585 г., когда завершалась подготовка устава братства, призвавшего к жизни прочную братскую организацию.
Выкуп типографии Федорова, сбор пожертвований среди широких слоев населения на эту цель, - все это показало львовским горожанам возможность иметь сплоченную организацию. С середины 80-х годов XVI в. львовское братство развертывает активную деятельность в защиту национальных прав украинского населения, против политической и культурной экспансии католицизма. Оно занялось созданием школы высшего типа. Типография была нужна, чтобы печатать учебные пособия. Братская школа привлекала образованных людей, используя их в качестве редакторов, корректоров, переводчиков, авторов книг. Вокруг братства собрался кружок "людей ученых", таких, как образованные горожане Юрий Рогатынец и Иван Кра-совский, учителя братской школы Стефан Зизаний и Арсений Элассонский. В первый период существования братской типографии в ней работал "ученый друкарь" Мина, опытный наборщик ("зицер") Касиянович и другие, возможно, сын Ивана Федорова, Иван Друкаревич.
Типография братства начала действовать во второй половине 80-х годов XVI в. Были пущены в ход "варстаты" Федорова, но и изготовлено новое оборудование. В 1589 г. горожанин Лесько Малецкий завещал братству часть металлических изделий из своего дома для отливки шрифтов8.
Первые сохранившиеся издания "друкарни братской" помечены январем 1591 г. Это грамоты константинопольского патриарха Иеремии и Брестского собора 1590 г., отпечатанные симметрично на двух половинах одного листа, и "Просфонима", брошюра с текстом виршей, декламировавшихся учениками львовской школы в честь посещения братства киевским митрополитом. В том же 1591 г. вышел "Адельфотис" ("Учение детям"), "Грамматика доброглаголиваго еллинославенского языка". Первая постоянная украинская типография действовала вплоть до упразднения Львовского oбратства австрийскими властями в 1787 г.
В XVII-XVIII вв. братство сумело привлечь для работы в своей типографии многих "мастеров друкарского искусства". В первой половине XVII в. типографией заведовали в разное время монах П. Кулчич, знаменитый украинский лексикограф Памво Берында, И. Кунотович, М. Слёзка. Возможно, что с братством был связан также С. Буязына, который в 1602-1603 гг. печатал в типографии Г. Балабана в Стрятине, позже жил во Львове. Во второй половине XVII в. в типографии братства работали Д. Кульчицкий и его жена, "друкарка Дмитрова", С. Половецкий, oС. Ставницкий, в 1694-1730 гг. сын последнего, Василий.
В грамоте, подписанной в ноябре 1589 г. патриархом Иеремией, луцким епископом Кириллом Терлецким и львовским епископом Гедеоном Балабаном, тематический план (если применять современный термин) братского издательства был сформулирован так: "Мают вольность братство успенш богородицы друковати невоз-бранне священныя книги церковныя прилежно... не токмо часословци, псалтыри, апостолы, минеи и треоды, требники, синаксары, эвангелиэ, метафрасты, торжники, хроники сиречь летописцы и прочая книга... но и училищу потребные и нужные, сиречъ грамматику, пеитику, реторику и философш".
В разные периоды тематика изданий братской типографии была различной. В первые годы существования братской типографии она обслуживала общественно-политическую и просветительную деятельность братства. Она начала свою деятельность с издания книги светского содержания. Первое издание братства - Греко-oславянская грамматика 1591 г., составленная учениками братской школы, была грамматикой греческого и церковнославянского языка и сыграла важную роль в развитии филологической науки восточнославянских народов 6. Из тринадцати сохранившихся изданий, вышедших из братской типографии за первое 25-летие ее существования (1591-1616), только два богослужебных - те, которые использовались в школе для обучения детей грамоте (Часослов в 8-ю долю листа и Псалтырь).
Было издано три книги богословского характера: полемический трактат Мелетия Пигаса и два произведения византийского происхождения - "О священстве" и "О воспитании чад", приписываемые Иоанну Златоусту. При издании "творений святых отцов" братчики избрали те, которые могли быть использованы как идеологическое оружие в общественно-политической борьбе, как один из способов обоснования и пропаганды культурно-просветительных планов братства. Книги богословского содержания носили на Украине следы индивидуального литературного творчества, содержали предисловия, стихотворные надписи к гербам лиц, которым посвящались книги, и другие вирши. Издание братством богословских книг следует связывать также и с реформационными тенденциями в братском движении конца XVI- начала XVII в. В конфликте с епископом Г. Балабаном львовское братство настаивало на праве мирян читать и комментировать писание и богословские книги, oепископ же стремился помешать распространению среди "простонародья" произведений "отцов" церкви, "говоря яко благословенна всяка душа проста, многие же книги в неистовство влагают" 6.
Братство печатало различные документы - грамоты церковной иерархии и собственные послания; сохранилась только часть таких изданий. Интересна грамота, заготовленная в 1608 г. для сборщиков пожертвований в пользу братства. Яркими красками изображая угнетенное положение украинского населения во Львове, братство излагало свою программу культурно-просветительной деятельности, доказывало необходимость поддержки типографии и школы 7. Воззвание было не только удостоверением личности сборщиков пожертвований, но и своеобразной листовкой, не имеющей ничего равного по актуальности своего содержания в печатной украинской литературе XVI-XVIII вв.
В первой половине XVII в. oбратская типография опубликовала серию школьных декламаций, отличавшихся большей или меньшей степенью драматизации ("Просфонима", 1591, "Вирши" Берынды, 1616, "Христос Пас-хон" Скульского, 1630, "Розмыш-ляне" И. Волковича, 1631). Если допустить, что "стены львов-ского братства и его школы (...) были колыбелью старинной украинской драмы" 8, то братской типографии принадлежит честь публикации произведений, расцениваемых как зачатки украинской драматургии.
Братство издавало также панегирики, являвшиеся характерным для той эпохи литературным жанром.
Начиная с 1630г.,направление братского издательства изменилось. В 1630 -1648 гг. оно .уделяло основное внимание подготовке к печати изданий главных богослужебных книг. С середины XVII столетия братство издает почти исключительно богослужебные книги более чем пятнадцати наименований, причем ряд книг в разных вариантах, например октоихи в лист (охтаи) и сокращенные октоихи в 4-ю долю листа (шестодники),
служебники большие и малые, псалтыри и часословы разного формата и объема. Большое место среди изданий занимали книги малого формата, напечатанные мелким шрифтом, предназначенные для самостоятельного чтения. Часто издавались сокращенные часословы малого формата (так называемые "школьные часовнички"), псалтыри и "псалтырки", т. е. книги, применявшиеся для обучения грамоте. Мы имеем архивные акты о деятельности братской типографии как раз за вторую половину XVII и начало XVIII в. Многие издания "часовничков" известны только из этого источника, наиболее употребительные дешевые издания сохранились хуже всех.
Во второй половине XVII и первой половине XVIII в. большинство литургических книг были механической перепечаткой старых изданий, как это оговаривалось в контрактах с друкарями 10.
Конечно, и в то время сохранялась традиция прибавлять некоторые светские элементы к литургическим книгам, в первую очередь посвящения разным влиятельным лицам и стихотворные надписи к их гербам. Во многих изданиях даны "эпиграммы" на герб львовского братства. Они повторяют в разных вариантах мысль о том, что гербом братства является лев, предоставленный ему галицко-волынскими князьями, и "вежа", символизирующая стойкость братства в борьбе с трудностями. Важной частью литературных изданий являются также предисловия и послесловия. В них встречаются данные об исторических событиях, реминисценции из античной литературы.
На фоне литургической литературы, выпускавшейся братством во второй половине XVII-первой половине XVIII в., исключением остаются издания "грамматичен", т. е. букварей. Наверное, братство издавало буквари и ранее, но они до нас не дошли п. Издания букварей достигли крупных тиражей. Букварь 1662 г. имел тираж 600 экз., букварь 1692 г.- 1787 экз.; буквари 1698-1722 гг. издавались тиражами в 5900-7000 экз.
По истории других львовских типографий сохранилось менее источников. Наиболее крупной среди них была типография Михаила Слёзки. Это был талантливый мастер, с детства обучавшийся искусству книгопечатания. (В предисловии к Апостолу 1639 г. Слёзка писал, что "дело типографское, дело святое" было ему "з детинства привычное".) Первоначально Слёзка работал в братской типографии в качестве подмастерья ("товарища"). В 1633 г. он стал членом братства, с 1634 г. руководил братской типографией. Купив типографию умершего несколько ране& польского типографа Шелиги и получив в декабре 1638 г. королевскую привилегию на печатание латинско-польских и славянских книг, Слёзка в 1639 г. напечатал Апостол. Братство внесло жалобу королю и патриарху. Дело тянулось с перерывами довольно долго. В 1634 г. Слёзка подписал договор с братством, согласно которому отказался от своей привилегии, и стал руководителем братской типографии. Книги в лист и в 4-ю долю он был должен печатать только для братства, книжки меньшего-формата мог печатать под своим именем. Для энергичного мастера рамки братского-книгопечатания, начинавшего ограничивать свое тематическое разнообразие, были стеснительными, и он стал нарушать договор, печатая в собственной типографии книги больших форматов. Начался новый процесс. Однако и после разрыва договорных отношений со Слёзкой братство продолжало сотрудничать с ним, посылало-его по своим делам в Киев и Варшаву, избирало старшим братчиком. Таким образом, хотя на почве конкуренции было немало конфликтов между братством и его предприимчивым членом М. Слёзкой, деятельность последнего во Львове развивалась в неразрывной связи с деятельностью братства. Через некоторое время после смерти Слёзки (1667) его типография была куплена братством у наследников и вошла в состав братской.
Слёзка обладал литературными способностями, умел резать шрифт, переплетать книги, занимался разъездной торговлей книгами по ярмаркам. Издания его типографии оформлены очень старательно. Известны 42 издания Слёзки, выходившие в 1638-1667 гг. Из них наиболее ценны издания произведений украинского писателя И. Галятовского ("Ключ разуменш", 1663 и 1665; "Небо новое", 1665). Слёзка печатал также и на латинском и польском языках, в частности он издал книгу С. Околь-ского о киевских и черниговских епископах, украшенную гравированными гербами епископов, и философский трактат М. Короны о терминологии логики и философии.
В 1645-1646 гг. во Львове вышли три книги в типографии православного епископа Арсения Желиборского, находившейся при церкви Юра (Георгия). Работал, в ней мастер Андрей Скульский. Во второй половине XVII в. эта типография была переведена в Уневский монастырь близ г. Перемышля.
Кратковременной была деятельность и типографии львовского епископа Иосифа Шумлянского. Получив от короля соответствующую привилегию, он купил два станка, шрифт и другое оборудование. Из его типографии вышла только интересная обилием бытовых подробностей Метрика (4 части, 1687, второе изд.- 1688)12 и Псалтырь (1688). Вложив в типографию значительный капитал, епископ не стал ждать, пока он начнет приносить доходы, и продал все оборудование братству за 5000 злотых, обязавшись, что он и его преемники не будут основывать типографий и не допустят, чтобы их основывал кто-либо другой.
Позже под эгидой Шумлянского работала типография при львовском монастыре Юра, выпустившая всего одну книгу - нотный Ирмологион 1700 г. В типографии работал И. Городецкий, который отлил шрифт, отпечатал книгу и снабдил ее послесловием. Книга является первенцем украинского нотопечатания.
Некоторое время во Львове существовала и армянская типография. Сейчас известны три ее издания армянским шрифтом: Псалтырь 1616 г., Молитвенник 1618 г. и Лечебник 13.
Украинские типографии во Львове действовали в условиях национально-религиозного гнета, господствовавшего в шляхетской Речи Посполитой. Братству, как и другим, не входившим в его состав украинским типографиям, не раз приходилось защищать свои "друкарни" от посягательств светских и духовных феодалов. В конце 1614 г. униатский митрополит В. Рутский и владимирский епископ И. Мороховский со своими слугами насильственно ворвались в Онуфриевский монастырь, где тогда находилась типография. Братчики ударили в набат и отстояли типографию, причем их обвиняли позже в покушении на жизнь Рутского.
В 1639 г. М. Слёзка издал панегирик в честь епископа Иеремии Тисаровского "Aurora na horyzoncie Lwowskim" 14. Католическая консистория сочла эту книгу вредной для папского престола, публично осудила ее и сожгла в присутствии представителя Слёзки, предписав уничтожить весь тираж. Слёзку оштрафовали, строго запретив впредь печатать что-либо подобное.
Грозные тучи нависли над типографиями братства и Слёзки в годы освободительной войны украинского народа. В 1651 г. король Ян Казимир "подарил" ротмистру Студзинскому украинские типографии во Львове вместе с их активами. В судебных актах этот беспримерный произвол аргументировался тем, что все, что печаталось на церковнославянском или украинском языках, содержит "схизму и ереси". Реакционные власти верно определяли роль украинских типографий в борьбе с католицизмом, содействовавшей сплочению сил, которые в годы освободительной войны выступили против господства польских феодалов 15. По требованию Студзинского, представители магистрата опечатали типографию братства. Пришлось потратить много сил и средств, прежде чем удалось добиться упразднения губительного так называемого "кадучного (полученного как подарок) права" Студзинского.
Вся обстановка гонений на украинскую культуру вынуждала суживать рамки деятельности типографий.
Аналогичным преследованиям подвергалось и армянское книгопечатание.
В 1630 г. был конфискован и уничтожен весь тираж антикатолического памфлета X. Горичка-Голубовича "Правдивое и краткое изложение отвратительной и зловонной ошибки римской церкви" 16.
Книгопечатание на польском языке начало развиваться во Львове несколько позже, чем украинское. В 1578 г. были изданы две латинские и одна польская книга в походной типографии М. Шарфенбергера, сопровождавшей королевскую канцелярию. В 1581 г. юрист П. Щербич издал два своих труда 17, однако эти издания имели случайный характер. Только начиная с 1592 г. во Львове под патронатом римско-католического архиепископства возникают сменяющие одна другую польские типографии (Гарвольчика, Берната, Желязо, позже Щелиги), но все они но очереди замирают. Первая постоянная польская типография во Львове появилась спустя полстолетия после первой постоянной украинской типографии - типография иезуитской коллегии (1642-1773). Отставание польского книгопечатания объясняется разными причинами: указывалось на отсутствие высшей школы, на близость города к театрам военных действий, наконец, и на близость такого крупного книгоиздательского центра, как Краков.
Вокруг львовских типографий группировались мастера гравюры, благодаря которым Львов стал одним из важных центров развития украинской печатной графики.
Одним из первых граверов, связанных с братством, был Памво Берында. Сохранились его четыре гравюры на дереве, изображающие евангелистов. Под гравюрой "Иоанна" шрифтом братской типографии набрано "...1616... Иуниа 15. ПамвоТипог.". В 30-е годы XVII в. для львовской типографии работал плодовитый гравер Илия, а также Георгий иеродиакон 18. В пределах 1636-1647 гг. встречаются работы гравера, подписавшегося монограммами В, В. Э. 19, который в некоторых своих гравюрах подражал Дюреру и Альдегреверу 20. Дидаскалом братской школы был гравер В. Ушакевич, работавший в 60-е годы, а возможно, также дьяк Успенской церкви А. Залозецкий, который не подписывал своих гравюр 21. И. Глинский интересен наличием бытовых подробностей в изображениях церковных обрядов для требников. Дорофей изготовил в 1669 г. гравюры евангелистов по рисункам художника Малаха 2а. Способным гравером был Е. Завадовский, член онуфриевского братства, которое подчинялось ставропигийскому. Первая его работа появилась в Киеве в 1660 г., львовские ксилографии помечены датами 1667-1683. Одним из самых талантливых украинских граверов был Н. Зубрицкий, который работал во Львове в 1691-1703 гг., в 1704 г.- в Почаеве, в 1705-1709 гг. - в Киеве, а в 1709-1724 гг.- в Чернигове 23. Выдающимся гравером конца XVII - начала XVIII в. был и Д. Синкевич, в 1690-1700 гг. игумен Креховского монастыря, в 1705 г. ставший игуменом Онуфриевского монастыря во Львове.